Логотип Парус Инвестора
Парусник
Цена деления цифровой шкалы
Библиотека

Дисциплинированный трейдер
Бизнес-психология успеха

Марк Даглас


ГЛАВА 1. Зачем написана эта книга

С того момента, как я засел за книгу (это было летом 1982 года), фьючерсная торговля отмерила семимильные шаги во всех направлениях. Появились совершенно новые биржи, новые контракты, выросло число консультационных и информационных служб. Продолжает расти ассортимент книг и изданий, а также все более модифицированных технических торговых систем; причем к большинству из них прилагаются компьютерные программы, чтобы упростить отслеживание рынков. Но при всем колоссальном росте услуг, связанных с рыночным делом, неизбежным остается одно: буквально кучка опытных трейдеров получает на рынке львиную долю добычи, отчего все остальные из года в год проигрывают вчистую.

При фьючерсной торговле на каждый доллар прибыли, кот-рую получает один трейдер, приходится равноценный доллар убытка у другого. Если несколько трейдеров неуклонно выигрывают по крупному, то прибыль к ним поступает не иначе как из карманов тысяч других трейдеров, которые исправно подпитывают ежедневную выручку победителей. Некоторые из них - известные в обществе люди, однако в большинстве своем рыночные чемпионы знамениты лишь в чикагских и нью-йоркских кругах. Но что и как они делают для достижения успеха, любопытно, конечно, всем.

Итак, есть ничтожное меньшинство победителей и подавляющее большинство проигравших, причем вторым хочется знать секреты успеха первых. Ведь есть же между ними какая-то разница? Да, есть: тот, кто из недели в неделю, из месяца в месяц и из года в год делает деньги, торгует, соблюдая самодисциплину. На вопрос о секретах своего стабильного рыночного триумфа такой победитель отвечает не колеблясь, что смог достичь подобных высот, лишь когда научился управлять собой и своими чувствами, а также менять решение в тон рынку.

Заметьте: самодисциплина, контроль над эмоциями и способность передумать, уже решившись на что-то, - все это психологические моменты, никак не связанные с информационными службами, консультационными фирмами, новыми биржами, техническими или фундаментальными торговыми системами (с компьютерными программами или без таковых).

Далее: из личного торгового опыта, наблюдений за другими и анализом рынка я понял, что, очевидно, все (победители и проигравшие) проходят через почти одно и то же. В самом начале торговой карьеры или немного погодя все бывают обескуражены и разочарованы, все нервничают и страдают из-за неудач. Кто же эти считанные счастливчики, которые, пройдя через такой этап, делают деньги? Это те, кто уяснил, что значит быть трейдером: они (хотя и не сразу) не отмахнулись от связанных с этим трудных психологических моментов, а проработали их. Правда, чтобы по-нять истину и изменить себя, даже лучшим из них потребовались годы.

Допустим, самодисциплина и контроль над эмоциями - действительно залог успеха. Но ведь они не даны человеку от рождения. Более того, они даются лишь с освоением определенных психологических навыков. В свою очередь, такие навыки приобретаются в ходе познания методом проб и ошибок. Однако этот метод обходится очень дорого - и в смысле денег, и в смысле переживаний, которые обычно бывают в подобных случаях. Но самая большая беда торговать методом проб и ошибок — разорение: большинство теряет все, не успев довести дело до конца.

Конечно, кое у кого хватает средств торговать и дальше. Но им так и не удается полностью оправиться от последствий психотравмы, которую они нанесли себе, когда учились добиваться стабильного рыночного успеха. Поэтому многократных рыночных чемпионов - считанные единицы.

Что же именно они делают, как именно, а самое главное -в каком порядке на пути к вершинам, которых достигают? Все великие трейдеры (как былые, так и нынешние) затрудняются с ответом. Правда, многие охотно поделятся тем, что знают о рынке и его поведении, но вот описать собственное поведение им не всегда удается. Впрочем, они нередко предостерегают тех, кто хочет поучиться у них мудрости: никакая рыночная наука и никакие знания на свете не помогут, если не воспитать в себе самодисциплину и контроль над эмоциями. Но вот что это такое -многие сказать затрудняются.

Возьмем, к примеру, совет «Не давай хода потерям!». Верно сказано. Его часто приводят как непреложный закон торговой мудрости. Но попробуйте объяснить человеку, какими приемами надо овладеть, чтобы выполнить его? А если, вдобавок, торговать приходится на скачущем рынке? Ведь он может вернуться, и тогда убытки будут покрыты. Учтите также, что на карту поставлены деньги и престиж; возвращение же рынка вполне реально -и неважно, если ждать придется долго. Теперь вы сами видите, почему трудно убедить кого-либо в том, что он должен «не давать хода потерям». Еще труднее объяснить, как все это вписать в свою индивидуальную психологию?

Проще всего растолковать этот мудрый совет так (ничего толком не объясняя): хотите стать преуспевающим трйдером? Тогда приучитесь к самодисциплине и эмоциональному контролю. Впрочем, такое смутное наставление вряд ли давалось преднамеренно — хотя бы по двум причинам. Во-первых, самодисциплина и эмоциональный контроль - понятия отвлеченные: их нелегко усвоить или объяснить. Конечно, они на слуху у всех и часто упоминаются в книгах. Но попросите кого-либо из знакомых сказать, что такое «самодисциплина» или «эмоциональный контроль» -и не удивляйтесь, если вам ответят озадаченным взглядом.

Во-вторых, нынешние преуспевающие трейдеры выходили на рыночную дорогу без путеводителя или карты местности. Указательных знаков тоже не было. Да и сами они не знали, на каком именно этапе (с психологической точки зрения) нужно завершить свой поход, чтобы сколотить состояние. Они шли тропой исследователей торгового мира, познавая его через себя, через самосозерцание и переделку себя. На все это уходило много времени и сил. Они, можно сказать, проковыляли свой путь, учась на каждой из ошибок. Многие их оплошности были мелкими; но случались и настоящие провалы, когда они теряли и массу денег, и присутствие духа. Вероятно, в какой-то момент они заметили перемены в себе: ведь они больше не страдали от обычного поведения рынка - не злились, не нервничали, не боялись и не впадали в стресс.

Очевидно, они отчасти стали верить в себя, а потому держали нагрузку при любых рыночных условиях. Ведь уверенность в себе и отрицательные эмоции напрямую соотносятся друг с другом по силе. Вообще, уверенность в себе и страх - это схожие по характеру чувства: только одно - со знаком «плюс», а другое — со знаком «минус». Если человек ощущает все большую уверенность в себе, то для растерянности, тревог и страха остается все меньше места. Как же развивается чувство уверенности? Естественным образом, по мере того как человек привыкает полагаться на себя во всем, что надо сделать - причем без малейших колебаний.

При таком самодоверии ему уже незачем бояться рынка с его, казалось бы, непредсказуемым и хаотичным поведением. Дело здесь вообще не в нем: ведь изменился не он, а трейдер - его внутренний мир и психологический склад. Рынок остался прежним - как, кстати, и технические инструменты трейдера. Итак, трейдер развивается, переживая переходный период, приобретая новые навыки методом проб и ошибок. Но вряд ли он будет вести дневник, во всех подробностях описывая, что и как делал - особенно если эта наука давалась в муках, тревогах и разочарованиях. Но если сам не знаешь, как именно пришел к своим навыкам, как же объяснить это другим?

 Учтите также, что когда дело доходит до торговли и человеку удается заработать на ней так, как мечталось всю жизнь, ему особо незачем тратить время и силы на теорию. Надо ли биться над тем, как преобразовать какие-то абстрактные приемы в конкретную методику обучения, от которой другие получат кое-

какую выгоду? Разрабатывать программы обучения, похожие на нечто вроде курса рыночного победителя, сам такой победитель не сможет. Для этого ему нужны еще и совершенно другие знания и умения. Поясню, какие именно. Чтобы взяться за книгу, мне сначала нужно было кое-чему поучиться и поработать над собой. Но эта учеба и работа не имели ничего общего с тем, через что я прошел как трейдер и в результате понял, что такая книга нужна. В одном случае я потянулся за знаниями сам, а потянуться в другом случае и уже за другими знаниями заставила жизнь.

Как именно заставила? Пришлось расстаться с домом, автомобилем и почти всем остальным имуществом: такова была плата за науку изменить образ мыслей так, чтобы преуспеть на рынке. Потеря имущества стала поворотным моментом в моей жизни. Я тогда многое познал о страхе: откуда он берется, каким бывает и как мешает вести умелую торговлю.

Какой же урок я извлек из всей этой истории? Я понял, что такое познавать жизнь через (как я это называю) вынужденное осознание. Именно тогда я попал в обстановку, которая и по характеру, и по природе своей оказалась во многом не такой, как я думал. Поначалу я просто не подозревал об этом, а потом поставил внутреннюю защиту, чтобы закрывать глаза на кое-какие факты. Но, в конце концов, рынок заставил меня взглянуть на себя незашоренным взглядом. И я увидел многое такое, от чего - будь моя воля — просто отмахнулся бы. Итак, все маски, под которыми скрывалось почти все мое лицо, были сдернуты. Что же мне оставалось? Посмотреть на себя заново, под другим углом.

Все это происходило в марте 1982 года. Я тогда работал в филиале компании «Merrill Lynch Commodities»: отвечал за ее рыночный счет на Чикагской зерновой бирже. В Чикаго я перебрался из пригорода Детройта в июне 1981 года, то есть совсем недавно. Я уехал оттуда, хотя там процветал - по крайней мере, материально. Но я оставил Мичиган, распрощался с удавшейся жизнью, в которой весьма преуспел в деле страхования коммерческой собственности и страхования от несчастного случая. Я хотел стать трейдером. Однако у меня не хватало денег, чтобы купить место на Чикагской зерновой или торговой биржах. Оказывается, тогда место можно было арендовать, но я этого не знал и потому поступил на службу в «Merrill Lynch».


 

У меня была роскошная чикагская квартира на золотом берегу и машина марки «Порш». Кроме того, я содержал дом в богатом пригороде Детройта, в котором жила моя подруга и две ее дочки. Я жил на два города: почти в каждые выходные мчался то на машине, то самолетом повидаться с ними. Успех в бизнесе, деньги были нужны мне как воздух: ведь такой образ жизни становился совсем не по средствам. Оставалась одна надежда -рынок: иначе, наверное, пришлось бы поступиться чем-то, потому что я желал слишком многого.

На момент переезда в Чикаго я уже два года занимался торговлей. И дважды - до переезда - проигрывал вчистую. Но я, как вы поняли, в срочном порядке скопив нужную сумму, начинал все заново. У меня бывали короткие полосы удач и выигрышные сделки, сам факт которых говорил лично мне о том, что борьба продолжается. Однажды я чуть было не выиграл четверть с лишним миллиона всего в одной сделке, но поспешил с выходом из нее, а рынок как раз сделал крупный ход. Я был разорен - но при этом намертво пристрастился к торговле и еще сильнее настроился на успех. После того случая я решил покупать и читать о рынке все, что мог, и посещать все семинары, какие мог.

Почти во всех прочитанных мною книгах говорилось так: если человеку очень нужны деньги, то ему будет очень трудно учиться торговать и выигрывать стабильно. Попросту говоря, если денег в обрез или проиграть поставленные смерти подобно, то о лаврах трейдера и не мечтай! Прямо для меня сказано: и денег в обрез (если учесть расходы на мой образ жизни) и проигрывать - ну никак нельзя! Имелось и много других «но», из-за которых шансы были явно не в мою пользу.

Поэтому я взял курс на Чикаго: как-никак ближе к месту действия; можно познакомиться с теми, кто знает толк в торговле, поучиться у них. Тяжелое пробуждение от грез - вот что ожидало меня в «Merrill Lynch Commodities». В ее втором по величине товарном филиале было тридцать восемь сотрудников, ведущих счета клиентов. И что же? Оказалось, лишь один из них имел хоть какой-то опыт торговли на свои деньги. Я был просто потрясен! А потом я узнал, что ни у кого из них не было клиента, который получал хоть какую-то прибыль! Более того, их среднестатистический клиент спускал исходную сумму месяца за четыре. Уму непостижимо!

Но и это серьезное разочарование оказалось не последним. Следуя своему плану, я стал внедряться в среду трейдеров торгового зала, сводя дружбу с кем только мог. Уж они-то наверняка знают, как делать деньги на рынке - не то что чиновники из филиалов. И что же? Та же песня, что и с чиновниками. Только считанные единицы слыли асами, причем с ореолом таинственности, от которого остальные, похоже, трепетали. Никто из прочих стабильным успехом не отличался. Ни у кого не было четкого плана действий - да никто четко и не действовал. Все терялись, колебались, а если и решались на что-то, то сначала спрашивали у других, правильно ли поступают. Конечно, это вовсе не значит, что за весь день никто так ничего и не выигрывал. Победители были. Но они не держались на плаву. Я знал многих, кто выигрывал по две-три тысячи в первые часы торговли. Однако потом они теряли сначала выигранное, а чуть погодя - и сверх того. Все они, казалось, совершали одинаковые ошибки и имели общий изъян, но словно не замечали его. И это не удивительно: ведь на рынке легко отмахнуться от того, что в другой обстановке показалось бы неладным. На рынке же у каждой следующей сделки всегда мог быть такой исход, что никакие прочие жизненные обстоятельства, казалось, роли не играли. Действительно, нужно ли исправлять что-то, если в следующей сделке можно выиграть и без этого? Все мои знакомые трейдеры, да и сам я, уповали на «сделку века». Лично я до того заразился ею, что во многих случаях не снимал прибыль долларов в 500-700, хотя понимал, что большего уже не добиться. Вы будете смеяться, но меня такой мелкий выигрыш не устраивал, потому что тогда он казался мне просто издевкой. Мне же нужны настоящие деньги, а не эти гроши!

Однако с деньгами становилось все хуже, отчего я все сильнее отчаивался. Понятно, что и происходящее вокруг не утешало. Но я упорно верил, что выкарабкаюсь - не в этой сделке, так в следующей. Так продолжалось до марта 1982 года. А потом все было кончено. Всего-навсего восемь месяцев в Чикаго (в городе, на который я возложил мечты о богатстве) — и вот оно, мое богатство: квартира, одежда, телевизор, кровать. Хорошо хоть их да работы не лишился.

Люди наутро встают знаменитыми - я же наутро растерял почти все, что делало меня фигурой значительной. Ведь я во многом высоко ставил себя потому, что был человеком состоятельным: имел дом, машину, а главное - кредитную карточку. Я всегда расплачивался в срок, чем неизменно гордился. И вот у меня ничего не стало! Как я уже говорил, это не был гром среди ясного неба. Имелось немало признаков и такого исхода. Просто что-то во мне упорно не желало посмотреть правде в глаза. Ведь куда проще сделать скидку на все то вокруг, что не вписывается в желаемую схему.

Но когда не признаешь или не вникаешь в суть всего того, что расходится с твоей схемой, то начинаешь жить в большом напряжении. Вдобавок, я сильно боялся потерять все. Но и тогда я изо всех сил старался подавить страх, загнать его поглубже в подсознание, откуда ему не выбраться. Впрочем, что-то во мне, очевидно, чуяло нависшую угрозу. Иначе отчего меня обуял страх? Но как взглянуть правде в глаза, когда не знаешь, как с ней примириться? Как примириться с пустотой, которая возникнет с потерей всех моих ценностей? Пустотой я называю разницу между высокой самооценкой и тем, что делало ее высокой. Кем же я без них буду?

Ответ был найден очень скоро. Поскольку с деньгами у меня становилось все хуже и до критической черты оставалась самая малость, моя внутренняя защита также начала сдавать. В конце концов я признал, что следующий мой шаг будет, как я понял, последним актом в моей рыночной трагедии и приготовился к банкротству.

Благодаря этому случаю многое во мне изменилось. Как всякий, кому пришлось пережить серьезные перемены в жизни, я познал в себе много нового. Во-первых, все мое напряжение вдруг исчезло! Вот так штука! Более того, я просто-таки вздохнул с облегчением! Теперь не надо больше ждать чего-то неприятного, трястись от страха, обороняться в отчаянных попытках. Пережив свой самый сильный страх, я почувствовал, что мое положение небезнадежно и я с ним справлюсь. Оно вообще довольно сносное - я просто запугал себя. Ведь я жив-здоров, руки-ноги целы, и голова на плечах. Вот когда я начал ценить свою способность думать как самый большой плюс.

Постепенно эта оценка переросла в прозрение: я понял, из чего, прежде всего, слагается мой облик. Я вырос в понятии, что цену мне дают вещи: чем большим я владею, тем я весомее.

Лишь потом я начал понимать, что представляю собой нечто большее, чем все нажитое мною. Хорошо, что с меня сорвали красивую упаковку: ведь тогда-то я и ощутил под ней новую меру ценностей, о которой я раньше лишь смутно догадывался. Хорошо, что я открыл для себя эти истины, потому что благодаря им я также понял, что ошибки и потери ничуть не принизили меня как личность. Более того, я начал понимать, что заранее отпустить себе грех ошибки - это часть свободы действий. А если на этой ошибке еще и учишься, то такой случай, пожалуй, уже не назовешь неудачей.

Но я не обобщил эти эпизоды из личного опыта, потому что считал их совершенно не характерными, кроме одного. Как известно, проигрывают вчистую многие. Допустим, кое-кто из них откроет в себе то же, что и я. Однако это вовсе не значит, что он придет к озарению, оставаясь трейдером, поскольку дело упирается еще и в финансы. Кстати, у меня самого не было денег продолжать торговлю - разве что по долгу службы в «Merrill Lynch». Но это была именно служба, и я исполнял ее, как положено, словно вообще ничего не произошло. Не оповещать же клиентов или сослуживцев, что я готовлюсь в банкроты! Работа в компании была из числа того немногого, что я сумел сохранить; и если дело только во мне, то только от меня зависело, быть мне хорошим трейдером или нет.

Это и есть особое обстоятельство, которое привело меня в итоге к этой книге. Ведь мне выпало счастье торговать и дальше (хотя и не на собственные деньги) как раз тогда, когда во мне происходили такие серьезные перемены. Я получил уникальную возможность наблюдать и изучать, как состояние моего внутреннего, психологического мира тем или иным образом влияло на то, как я воспринимаю внешний, физический мир.

Связь между внутренним и внешним не всегда настолько очевидна, но в моем случае не ощутить ее просто невозможно. Что же удалось выяснить? Рынок дает трейдеру шанс выиграть на ценовом движении, причем в целом этот шанс вечно колеблется. Рынок - это место, где человек становится единственным кузнецом своего счастья (или несчастья); где нет всей той массы помех, которые возникают в обыденной жизни общества. Из-за этих бесконечных шансов в рынке, как в зеркале, отражаются все оттенки в настрое трейдера. При этом рынок не может влиять на то, как трейдер воспринимает его движение и на что решится. Все решения и способность осуществить их остаются за трейдером.

Допустим, я решил, что рынок опасен; и мне страшно потерять то, что он может отнять. Но я мог решить так вовсе не потому, что обстановка действительно угрожала мне чем-то. Мне стало абсолютно ясно: я перепуган оттого, что не способен предугадать события и действовать так, чтобы наилучшим образом защитить свои первейшие интересы. Я не доверял себе, не верил в то, что сделаю требуемое: вот что меня действительно пугало.

Более того, я понял, что из-за своей системы понятий не допускал и мысли о потерях. Отчаянно пытаясь избежать их, я на самом деле добивался обратного. Поясню сказанное на более общем примере. Наш ум устроен так, что ему не под силу охватить все происходящее, причем сразу. Из всей массы фактов мы отбираем самые главные для себя. Все больше сосредоточиваясь на чем-то одном (потому что оно важно), мы систематически отсекаем восприятие прочего. Я не избежал потерь - я, наоборот, довел себя до них и довел потому, что пытался избежать.

Надо было плодотворно отслеживать рыночную информ-цию, в которой угадывалась возможность выгодного момента. Меня же больше волновало то, что подтверждало мои самые сильные опасения. И вот результат: масса сведений, касающихся других вариантов или шансов, которые имелись на каждый рыночный момент, полностью выпала из моего поля зрения, прошла стороной. Единственное, как я мог бы узреть их (конечно, не задним числом), - отмахнуться от всего того, что заставляло отвлечься от сиюминутных рыночных событий.

Обнаружить, чего и сколько упускается из виду, я смог лишь тогда, когда начал по-другому относиться к потерям и ошибкам. Сменив угол зрения, я стал замечать черты поведения рынка и их взаимосвязь, о которых прежде даже не подозревал.

И в один прекрасный момент меня осенило: чего бояться, если все уже потеряно? Так я невольно извлек один из самых важных уроков для тех, кто хочет стать преуспевающим трейдером: как признать поражение без душевного надрыва - без чувства вины, стыда, без злости или самоуничижения.

Когда страх поражения исчез, рынок стал для меня другим, потому что сам я стал другим. С моих глаз словно сняли шоры,

о которых я прежде и не подозревал. Раньше я все время торговал в страхе. Я даже понятия не имел, что можно торговать и при этом не бояться. Я и думать не думал, что так не просто можно, а даже нужно - если хочешь победить.

Кроме того, я отчетливо увидел, до чего глубоко засел во мне страх: из-за него я вообще не понимал, что у трейдера должны быть четкие правила торговли и контроля над капиталом и что соблюдать их просто необходимо. К счастью, смысл всего этого стал для меня проясняться. Чем тверже я держался своих правил, тем больше доверял себе. И чем больше доверял, тем больше мог сосредоточиться на тонких взаимосвязях в поведении рынка. В результате я все больше познавал рынок, отчего и торговал лучше. В конце концов я весомо ощутил на себе благодатное действие нового образа мыслей: я приобрел навык менять угол зрения и идти вместе с рынком. Чем меньше я волновался, прав я или нет, тем яснее видел картину происходящего. А от этого мне было гораздо проще открывать и закрывать позиции, не давать хода потерям, благодаря чему я был морально готов воспользоваться следующим выгодным случаем.

На июнь 1982 года я начинал стабильно делать деньги для клиентов, которые доверяли мне свои сделки. По большинству трейдеровских стандартов, доходы были небольшие, зато стабильные. Сначала счет побед шел на дни, потом на недели и месяцы. А однажды (в августе того же года) я вдруг подумал: не взяться ли за книгу? Или хотя бы организовать семинар. Надо же поделиться с другими тем, что я открыл для себя!

Что касается рыночного образования, то в этом деле обнаружился явный пробел. Литературы на тему торговой психологии, по сути, и не существовало: то есть не было глубоко проработанных материалов, в которых наглядно объяснялось бы, почему победу так трудно удержать. Я в своей книге обращаюсь к тому, что, уверен, крайне необходимо желающим торговать на фьючерсных рынках акций: ведь перед ними откроется четко организованный, систематический, поэтапный подход в овладении навыками мышления, которые нужны в деле накопления трейдеровского капитала. Ключ к такому подходу - овладеть новым методом мышления.







Содержание:

Вступительное слово

Предисловие

Выражение благодарности

Часть I. Введение

Глава 1. Зачем написана эта книга

Глава 2. Зачем нужен новый образ мышления?

Часть II. Рыночная среда: психологический взгляд на ее характер

Глава 3. Рынок всегда прав

Глава 4. Прибыль и потери: безграничные возможности для обеих

Глава 5. Цены находятся в вечном движении - без начала и конца

Глава 6. Рынок - среда неупорядоченная

Глава 7. На рынке дело не в причинах

Глава 8. Как стать трейдером-асом: три шага

ЧАСТЬ III. Закладываем фундамент для понимания себя

Глава 9. Познаем характер внутреннего мира

Глава 10. Как воспоминания, ассоциативные связи и понятия обрабатывают информацию извне

Глава 11. Зачем учиться приспосабливаться?

Глава 12. Движущие силы достижения цели

Глава 13. Управляем энергией внутреннего мира

Глава 14. Как переделать себя

ЧАСТЬ IV. Как стать дисциплинированным трейдером

Глава 15. Психология ценового движения

Глава 16. Шаги на пути к успеху

Заключительное слово





На правах рекламы: